23 сентября 2017 г. 02:24
96 247 пользователей
за 24 часа на сайте
57.5 -0.4
Курс ММВБ на 23 сентября 2017, 02:00
68.66 -0.49
Курс ММВБ на 23 сентября 2017, 02:00
16.17 +0.01
Курс ЦБ на 23 сентября 2017

Московский светодизайнер Сергей Сизый дал экспертную оценку световому потенциалу города

08 сентября 201714:16
  153
Текст: Яна Тимошенко
Фото: Роман Городко
 
Светодизайн выполняет сразу множество функций, в том числе эстетическую. После разработки единого светового облика он обращается к тем зданиям, которые днем являются гордостью города, а ночью «пропадают с радаров», превращаясь в большие темные объекты, ухудшающие вечерний городской облик. 
 
Сергей Сизый,
член Международной ассоциации светодизайнеров IALD. 
Автор теории эмоционального дизайна, основатель первой в России
школы светодизайна LiDS. 
Из крупнейших проектов Сергея – концепция фасадного освещения торгового центра «Европейский» (Москва) и резиденции президента Республики Беларусь (Минск), стадионов «Лужники» (Москва) и «Ростов» (Ростов-на-Дону), разработка биодинамического освещения ЖК Only (Москва) и интерактивной концепции освещения городов будущего.
 
Куда направить свет
– Калининград архитектурно контрастен, мне он видится европейским городом, из-за определенных событий ставшим частью России. Все это сполна выражено эклектикой застройки. Продумывая световой имидж, с которым Калининград мог бы выйти на арену «ночных городов», я бы предложил сделать ставку на историческое наследие, уходя от эклектики «эпох» хотя бы в ночное время. Прелесть ночи в том, что условная «тьма» уравнивает эстетический потенциал памятников архитектуры, «хрущевок» и панельных домов, и здесь уже только светодизайн решает, что нужно выделить, а что скрыть от глаз. Идея воплощается просто – в панораме улицы выбирается световая доминанта, основной акцент. Это может быть одно здание или ансамбль из нескольких акцентов. Ансамбль доминант, в свою очередь, может быть равным по освещенности или же подчинен иерархии по степени световой детализации. Остальные объекты в перспективе растворяются, получая, например, только порцию фонового света от освещения прилегающей улицы. Доминанта выбирается, исходя из исторической ценности, архитектурных особенностей или по высоте – приоритет стоит за зданиями, более высокими относительно других объектов. 
Например, очевидно, что композиция светового ансамбля на пересечении улиц Дмитрия Донского, Театральной и проспекта Мира выстроена неправильно. Фонтан в сквере у памятника Шиллеру доминирует над зданием драматического театра, что в корне неверно по законам композиции. Мне сказали, что драмтеатр в общем-то освещается, но сейчас освещение отключено в связи с окончанием театрального сезона. Но это здание – в первую очередь архитектурная доминанта, узнаваемый образ, а потом уже театр, фонтан относительно него должен уйти на второй план. Значимые же объекты должны быть видны издалека.
 
Удачное использование освещения – залог коммерческого успеха, считают светодизайнеры. Салон Villeroy&Boch за счет контрастного освещения выделяется на фоне других объектов поблизости.
 
Административное нарушение
Не так далеко от всего этого находится знаковое во всех смыслах здание правительства Калининградской области, утонувшее во тьме. Такие объекты должны освещаться. Для административных зданий можно использовать традиционный прием – заливающее освещение, получаемое при помощи прожекторов с широкой оптикой, равномерно выделяющее весь фасад из темноты. В принципе, для этого не обязательно ставить множество осветительных приборов, возможно освещение с опор или с грунта. Но если всерьез браться за это здание, я порекомендовал бы дополнить общее заливающее освещение акцентирующими приемами: «проявить» изогнутую вовнутрь линию фасада, главный вход, треугольные колонны и ярусы карнизов.
Светопривлекательность административных зданий имеет большой потенциал благодаря свободе приемов – ночью жизнь в здании замирает, можно применять, например, мощное заливающее освещение. Когда уходят люди, свет не горит в окнах, здание становится мертвым. В таких случаях светодизайн помогает создать эффект «живого» здания за счет светящихся окон – для этого используются  светильники либо в интерьерах у оконных проемов, либо на подоконнике – снаружи, чтобы обозначить эффект присутствия.
 
Сергей Сизый отметил неправильную подсветку фасада здания Калининградской областной филармонии, построенного в готическом стиле: «Готика предполагает подчеркивание высоты здания, его мощи – для этого нужно сделать акцент на освещении шпиля.
 
«Хрущевки» и «панельки»
На Ленинском проспекте советскую застройку превратили в Ганзейский квартал. Выглядит интересно. Как это осветить? Для жилых зданий действуют свои законы и нормативы. Заливающий свет здесь под строгим запретом, для центральных магистралей ограничение вертикальной освещенности на окнах жилых домов  – не более 20 люкс.  Поэтому для «обитаемых» домов используются локальные приемы архитектурного освещения небольшими источниками с узкой или эллиптичной оптикой. Их расположение высчитывается специалистами так, чтобы ограничить попадание света в окна квартир. Это касается тех домов, где есть что подчеркивать. В случае с «хрущевками» и старыми панельными домами я предлагаю другой подход – затемнение. Не стоит делать их доминантами, пытаясь вытянуть слабость архитектуры фасадов. Я советую отталкиваться от утверждения, что в окнах жилых домов горит теплый свет, но также есть окна общественных пространств. Например, лестничных пролетов, которым и следует отдать все внимание, используя яркий холодный свет. В таком случае сами фасады «топят» в темноте, теплый свет для глаза видится ближе, чем холодный, их контрастное сочетание дарит картинке визуальный объем.
 
Новое строение на  ул. Гостиной, 3, отведенное под офисы и торговлю, построено в историческом стиле. Фасадное освещение, как и полагается, подчеркивает симметричную, монументальную архитектуру  здания.
 
Коммерческое использование света
Инициатива по разработке единой световой концепции города и его отдельных объектов по-хорошему должна исходить от властей города, они обладают ресурсом и административным, и финансовым. В Европе одно здание часто принадлежит сразу нескольким владельцам, которые, не пытаясь договориться, начинают дробить его своим видением. У нас с этим попроще, здание принадлежит либо государству, либо собственнику, поэтому мы располагаем большими возможностями сделать хорошо и интересно. Разумеется, коммерческое освещение отличается от других. Главная задача коммерции – зарабатывать деньги, свет в данном случае – не последний инструмент. Правильно выстроенное освещение фасада и витрин коммерческих объектов работает на создание имиджа, привлечение бренда и узнаваемость. Даже может стимулировать к покупкам. Но не стоит забывать, что оно становится частью архитектурного облика города, если речь идет об исторических зданиях с классической архитектурой, важно, чтобы «коммерческий свет» не нарушал архитектонику здания, с этим у нас бывают проблемы. 
В пример удачного коммерческого освещения в центре Калининграда можно привести салон Villeroy&Boch на Театральной улице. Контраст фиолетовых и синих оттенков, теплого и холодного цветов привлекает внимание к салону, делает его доминантой и определенно откладывается в памяти. 
 
С приходом новых владельцев «Заря» хоть и слабее, но все же заливает светом фасад здания, в котором расположена. Нормы светодизайна не предполагают использование заливающего освещения на фасадах жилых домов. Интересно, как к нему относятся жители дома?
 
Сколько стоит
Гонка за энергосбережением среди производителей осветительных приборов существенно снизилась. Как показала последняя крупная выставка Light+Building во Франкфурте-на-Майне в 2016 году, этот показатель приблизился к максимальной точке экономии, и производители направили свое внимание на качество света. Как мне рассказали местные жители, одна из отговорок местных властей, почему они не занимаются световым обликом города, – дефицит количества электроэнергии в области. Это смешно, потому что на самом деле современные технологии позволяют сравнить потребление электроэнергии фасадного освещения всего города с потреблением одного жилого дома с чайниками, утюгами и электроплитами. Один хорошо освещенный фасад среднего здания по энергопотреблению сравним с электрическим чайником! Кроме того, грамотный специалист за счет правильного проектирования может сэкономить больше электричества, чем любые энергосберегающие технологии. Для заказчика важно выбрать качественного производителя. С каждым днем их становится больше, но многие по-прежнему попадаются на удочку низкой цены. Важно понимать, что дешевизна светильника обусловлена экономией на электронике при производстве, что сокращает срок службы и надежность осветительного прибора. Здесь надо выбрать «золотую середину» между самым дешевым и очень дорогим, ведь значение имеет не само оборудование, а то, как оно используется.
Сегодня фасадное освещение одного небольшого здания обойдется примерно в один миллион рублей, больше масштаб – больше расходы. Сумма всегда сопоставима с расходами на косметическую реконструкцию здания. Тут нужно понимать, что большинство проектов финансируется из бюджета, который формируется по устаревшим  принципам, где деньги привыкли выделять только на реконструкцию дорожного утилитарного освещения, а про эстетику архитектурного и ландшафтного освещения часто забывают. В итоге перед городом часто встает выбор: сделать одно – три здания штучно, оставив без внимания другие, либо 
50 объектов, но с большой экономией. А это ни к чему хорошему не приводит. В Европе и в мире есть хорошие примеры, когда весьма и весьма крупные суммы вкладывались в световой облик города, и они окупались в течение нескольких лет. Например, за счет туризма. В России пока только научились считать расходы на текущий год, и никто не думает, что это может окупиться в ближайшие несколько лет.
 
Рекреационное назначение
Любому туристическому городу нужны свой узнаваемый облик, имидж, стиль. Существование единой световой концепции и проведение световых фестивалей срабатывает на привлечение туристов, создает городу репутацию. В пример хочу привести французский Лион, который никогда не славился притягательностью для путешественников. Воспользовавшись легендой о городе, который при помощи света свечей победил чуму, администрация поработала над концепцией подсветки и создала фестиваль. На данный момент Лион – второй по посещаемости туристами город во Франции. Ближе к вам – Рига, старые города Польши, Германии, которые при помощи света существенно нарастили свой туристический потенциал. Механизмы работают просто. Приехал один человек, сфотографировал, поделился, за ним приехали остальные.
Фасадное освещение не обязательно должно повторять облик здания при дневном восприятии. Приверженцы такого подхода считают, что если человек хочет увидеть, как на самом деле выглядит здание, то он придет посмотреть на него днем, ночью объект должен предстать перед ним в новом свете – в контр-образе, альтернативе дневному облику, а весь город – в роли другого города. Сегодня это редко используется при работе с фасадами исторических зданий, чаще – с современными, но даже классика имеет право на «шалость». Фасадное освещение дает возможность создавать новые контуры, менять геометрию и тектонику. Интересно предложить жителям и туристам альтернативные сценарии, например, в будние дни использовать «правильное» освещение, в праздники, выходные – показывать контр-образы, рассказывающие абсолютно другую архитектурную историю. Помнить важно одно: город принадлежит его жителям, «не нравится – не смотрите» здесь неприменимо.
 
Когда звать светодизайнера
Сегодня к специалисту по свету чаще всего обращаются на финальной стадии разработки или даже реализации проекта, когда уже «ни туда, ни сюда». Но «свет» – не равно «светильники», световая концепция фасада – это целое исследование, с анализом, обоснованием идей, световыми планировками, визуализациями, схемами и расчетами – это работа, сравнимая с самой архитектурной концепцией здания. В идеале светодизайнер должен приступать к работе одновременно с архитектором, так как тенденции развития световых технологий показывают, что светильник как устройство «из плоти» скоро может вовсе перестать существовать, превратившись в интегрируемую систему. Карнизные и кессонные системы освещения – это только начало, в будущем свет станет настоящим строительным материалом. Поэтому ставить свет в последнюю очередь – жить в прошлом.
Пример людей, которые поняли всю важность светодизайна, – московские девелоперы, работающие в условиях жесткой конкуренции, они не скупятся на специалистов-светодизайнеров. Сейчас впереди рынка те, кто видит свой потенциал в правильном освещении и подключает светодизайнеров к проекту разработки концепции объекта на самой ранней стадии.
С другой стороны, если говорить о Калининграде, возможно, хорошо, что пока световая концепция города не проработана. Светодизайн в регионах пока в зачаточном состоянии, и многие компании и дизайнеры не в состоянии продумать столь сложную задачу – пока их фантазии хватает на то, чтобы продавать светильники. Поэтому лучше пусть будет темно, чем плохо освещено. Я бы рекомендовал тем, кто претендует на изменение ночного облика Калининграда, сначала пойти учиться светодизайну, а потом приступать к действиям
 
Что делать с Домом Советов
Дом Советов – это то странное здание в центре города? Если некоторые считают, что это изюминка города… Мое мнение таково: когда все это затевалось, во времена постмодернизма, Дом Советов, возможно, выглядел современно, сейчас он смотрится безнадежно устаревшим. Если его не подвергнут сносу, часть его проблем вполне можно решить при помощи светодизайна.
У меня есть хороший пример – Новый Арбат в Москве, который в 70-е годы строили как улицу, символизирующую все самое современное и передовое, что на тот момент существовало в Советском Союзе. В таком виде Новый Арбат «дожил» до 2000-х годов, и назвать его передовым не поворачивался язык. Когда власти города захотели вернуть улице статус московского «Таймс Сквер», они позвали светодизайнеров, которые предложили превратить улицу в сплошные медиафасады, и это сработало, первоначальная задумка современной улицы вернулась. Хотя и это быстро устареет. С Домом Советов – та же картина. Его масштабные прямоугольные плоскости, объем в пространстве хорошо подойдут для проекций, так называемого 3D-мэппинга. Превращение неэксплуатируемого проблемного здания в гигантский проекционный куб сделало бы Дом Советов более современным. Возможно, это даже смогло бы стать точкой притяжения для горожан и туристов. Главное – не пускать на нем рекламу.
Дом Советов Сергей Сизый предлагает превратить в гигантский проекционный куб.
 
 

Читайте новости Клопс в своих любимых мессенджерах. Это бесплатно!

Telegram
@klopsrubot
Viber
viber.com/klops